Помещения с нейтральной акустикой

 

Исторически сложилось так, что в студиях звукозаписи к помещениям, в которых собственно и производилась запись, требования были совсем не те, которые предъявлялись к контрольным комнатам. Если быть более точным, то в студийных помещениях, предназначенных для записи, стремились добиться нейтральных акустических условий. Отчасти это связано с тем, что в прошлом студиям приходилось иметь дело с самыми различными музыкальными стилями и направлениями. Слишком узкая специализация на потребности какого-то одного конкретного музыкального стиля могла бы привести к уменьшению количества заказов для данной студии. К тому же бытовало мнение, что, мол, как музыканты сыграют, так в конечном итоге и будет звучать запись. Таким образом, функции студии звукозаписи сводились к тому, чтобы как можно достовернее передать и записать звуки, которые воспроизводились музыкантами. Время более творческого отношения к процессу звукозаписи тогда еще не наступило.

Однако, вопреки ожиданиям, «правильное» звучание музыкального инструмента (т.е. то звучание, которого хотела добиться фирма - разработчик инструмента) совсем не похоже на то звучание, которое этот инструмент воспроизводит в безэховой камере. Это происходит потому, что инструменты разрабатываются в таких условиях, когда присутствует звукоотражение или эхо, и зачастую именно сочетание прямого и отраженного звуков и составляет так называемое «правильное» звучание, т. е. то звучание, которого добивался разработчик. С давних пор музыканты судят о качестве акустики концертных залов, исходя из того, насколько хорошо им в этих залах работается. Музыкантам, играющим на акустических инструментах, необходимо слышать звучание из зала, поскольку довольно часто звук, исходящий от инструментов и слышимый музыкантами, является довольно «плоским» и не создает у них нужного настроения, которое служит залогом хорошего исполнения. Музыканты, работающие в струнных группах, должны слышать звучание струнных групп, а не набора отдельных инструментов. Когда они слышат группу, они и играют как одна группа; когда же они слышат лишь отдельные инструменты, то зачастую не в состоянии играть стройно и слаженно.

Почти во всех случаях флейтистам для хорошего исполнения и ощущения полноты звучания нужна какая-то реверберация, будь то естественная или электронная, подаваемая в наушники. Музыканты, играющие на деревянных духовых инструментах, тоже не любят слишком «сухой» акустики помещений, в которых работают. А уж безэховая камера - это поистине ужасное место для любого музыканта, на каком бы инструменте он ни играл. Ее акустика никак не может воодушевить кого бы то ни было на исполнение с максимальным творческим запалом. А ведь именно творческий запал - в этом я абсолютно убежден - имеет первостепенную важность: музыку, которая исполняется без «огонька», вряд ли вообще стоит записывать.

Итак, если, говоря о «нейтральных» помещениях, мы не имеем в виду стерильное в акустическом смысле помещение, то о чем же вообще идет речь? Иными словами, нейтральной является такая акустическая среда, которая обеспечивает достаточную реалистичность, позволяющую реализовать характерное звучание инструмента и вместе с тем не «перенасыщает» звучание инструмента собственной акустикой помещения. На графике это выглядит в виде плавно снижающейся кривой времени реверберации (или времени затухания) вместе с дискретными отражениями, которые привносят реалистичность, но не преобладают над естественным звучанием инструмента. Как правило, у таких помещений кривая времени реверберации повышается с понижением частоты. Такая функциональная зависимость присуща большинству закрытых помещений, за исключением разве что уж очень малых, и, коль считается, что большинство инструментов предназначены для работы в таких местах, то и помещение звукозаписывающей студии с такими характеристиками вряд ли будет вызывать какие-либо сомнения в плане натуральности звучания. Помещения разных размеров, форм и конструкций обладают своими собственными акустическими характеристиками, но до тех пор, пока эти характеристики не привносят значительных изменений в тембральную окраску инструмента, их можно считать нейтральными.

Добиться нейтральной акустики в больших помещениях обычно легче, чем в малых. На то есть две основные причины. Во-первых, резонансные моды в больших помещениях, как правило, более равномерно распределены по частотному спектру, тогда как в малых помещениях, в особенности на низких частотах, они склонны скапливаться в одном частотном диапазоне. Такие скопления, в частности в верхнем басовом регистре, могут уже хорошо прослушиваться из-за концентрации энергии, которая довольно часто сообщает звучанию инструмента в помещении характерный призвук. Во-вторых, в больших по размеру помещениях от момента, когда звук исходит от инструмента, и до прибытия его отражений проходит больше времени. Конечно, отражения от пола возвращаются с одинаковыми временными интервалами в любых по размеру помещениях, но эти отражения носят обычно относительно «безобидный» и единичный характер и не создают резонанса. Более заметно резонансная модальная энергия должна проявляться между по меньшей мере двумя поверхностями, а поэтому в студиях почти всегда стараются уйти от того, чтобы поверхности потолка и пола были твердыми и параллельными. Так вот, в силу того, что в больших помещениях существует больший запас по времени до возвращения первой отраженной энергии в исходную позицию, у прямого звука, исходящего от инструмента, остается больше времени на то, чтобы быть самим собой и тем самым более четко запечатлеться в восприятии слушателей.

Есть еще две причины, по которым прибывающие с большим интервалом отражения привносят меньше окраски. Отражениям, идущим издалека, требуется проходить и большее расстояние, а поэтому, когда они все же возвращаются, они, как правило, теряют больше энергии, чем те, которые проходят меньшее расстояние (если для сравнения взять одинаковые отражающие поверхности). Более того, когда отражения прибывают с задержкой по отношению к исходному звуку, значительно превышающей 40 мс, они, как правило, воспринимаются в мозгу именно как отражения. А вот отражения, приходящие с задержкой менее 40 мс, почти наверняка будут восприниматься как тембральная окраска звучания инструмента, а не как собственно отражения. Таким образом, в больших помещениях резонансные моды и отражения слышатся как отдельные феномены, не связанные с непосредственным звучанием инструмента. И если прямой звук инструмента не «утонет» в порождаемых акустикой комнаты звуковых эффектах из-за чрезмерной продолжительности или громкости последних, то его естественный характерный тембр будет отчетливо слышен.

Как правило, к категории «акустически малых» помещений можно отнести комнаты, расстояние до ближайшей стены у которых составляет 4 - 5 м. Продуманный наклон потолка в сочетании с разумным применением звукопоглощающих и рассеивающих средств позволит пользоваться помещениями с высотой потолка 4 м и менее при сохранении относительной чистоты звука. Так что «акустически малым» помещением, которое можно использовать под студию, является помещение с размерами менее Юмх 10мх4м.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика