4.3. Основа основ

 

Есть еще один аспект звукозаписи в «живых» комнатах, который хоть и не относится к акустике, но настолько важен для работы в них, что его стоит рассмотреть особо. Даже если воссоздать акустику особняка «Хедли Грейндж», то это еще не гарантирует нам того, что мы получим звучание барабанов такое же, как у ХерреНп. Ведь в этом уравнении есть еще пять очень важных составляющих: Джон Бонэм, его барабаны, другие члены группы, сама песня и Энди Джонс. Меня постоянно просят построить студии, которые бы звучали так, как на каком-то заданном примере. Но если снова обратиться к вышеупомянутому случаю, то будет нелишним сказать, что Джон Бонэм был поистине легендарным барабанщиком и что у него были деньги, на которые он мог позволить себе купить прекрасные барабаны. Инженер Энди Джонс - брат другого легендарного человека Глина Джонса (С1уп 1оЬпз) - был хорошо обучен технике звукозаписи. К тому же в его распоряжении было отличное оборудование -передвижной звукозаписывающий комплекс ЯоШп§ 51опез, и он имел природные способности и отменный музыкальный слух. Он знал, куда поставить микрофоны, а куда ставить их не следует. Он доверял своим ушам и сам принимал решения, а еще у него записывались отличные музыканты, играющие на отличных инструментах.

Вскоре после смерти Джона Бонэма Джимми Пейдж и Роберт Плант сняли студию в компании То\упЬоизе зПкНоз в Лондоне, чтобы прослушать кое-какие из тех 24-трековых бобин, которые они когда-то записывали. Если мне не изменяет память, это был один из тех моментов, когда они решали, стоит ли продолжить существование группы с другим барабанщиком или Ьес! 2ерре1ш должна все-таки умереть вместе с Джоном Бонэмом. В то время в нашей студии помощником инженера работал Джордж Чеймберс (Сеог§е СЬатЬегз), который имел еще очень мало опыта. Но поскольку речь шла всего лишь о прослушивании записей, а все другие специалисты были заняты, мы и поручили это ему. Полдня - до начала сеанса прослушивания - он ходил как пришибленный, говоря, что не знает, как получить такой звук, как у Ьес! 2ерреНп, и спрашивал, как ему быть, если его попросят изменить звук или что-то еще. Хоть мы и уверяли его, что проблем не будет, но я совершенно отчетливо помню пепельно-серое лицо Джорджа, когда около 7 часов вечера приехали музыканты. Где-то час спустя он вылетел в фойе, почти потеряв дар речи от волнения. «Это невероятно, это невероятно, - повторял он. -Я только выдвинул фейдеры на микшере, и КАК ВСЁ ЗАЗВУЧАЛО!!!»

Эта история перекликается со случаем из моей личной практики, когда в начале 70-х годов я узнал, что мне предстоит записывать Бена Кинга (Веп Е. Кш§), бывшего лидер-вокалиста группы Эп&еге. До этого я много раз задумывался над тем, как добиться такого звучания вокала, какое я услышал в альбоме «Испанский Гарлем» (БрашзЬ Наг1ет) и в других его знаменитых хитах. Дело в том, что ко мне не раз обращались посредственные музыканты с просьбой сотворить чудо и сделать так, чтобы их голоса и инструменты звучали как у того или иного знаменитого артиста. Перед записью Бена Кинга я испытывал примерно такой же трепет, как и Джордж. Какой микрофон применить? А может, дело не в микрофоне, а в каком-то методе компрессирования? Применялся ли эквалайзер? Или ревербератор? Или эхоприбор? И, наконец, не пойдет ли вся моя карьера прахом, если я не смогу добиться столь чудесного звучания вокала? В день «Ч» я установил несколько отменных микрофонов и постарался предусмотреть все возможные варианты. А затем, когда Бен Кинг прибыл, произошло нечто совершенно для меня неожиданное. Когда он запел, то, независимо от того, какой микрофон я бы ни использовал, стоило мне лишь подвинуть фейдер, как из мониторов чарующим звуком полился голос Бена Кинга во всей его красе.

Может быть, я немного зацикливаюсь на этом, но должен сказать, что даже великая «живая» комната сама по себе не может создавать музыкальные шедевры. Да, она способна усиливать звучание или даже создавать творческий настрой у музыкантов, но ничто не может заменить перво-наперво наличие хороших музыкантов, хороших инструментов, хороших инженеров звукозаписи и хорошей музыки. Конечно, важно иметь и хорошую студийную аппаратуру, но она в целом является вторичной по отношению к предыдущим пунктам. Попав в комфортное для себя помещение, музыканты непременно отреагируют на это и будут играть, извлекая из помещения все его возможности. Они не будут просто сидеть в нем и играть механически, словно роботы. Так что весь процесс звукозаписи - это процесс интерактивный, а поэтому нужно принять все меры, дабы избежать всего, что могло бы вызвать у музыкантов неприятие.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика