6.3. Постоянные элементы студийной обстановки

 

Из всего вышесказанного вы уже, видимо, поняли, что если бы мы задались целью построить большую однокомнатную студию, которая бы воспроизводила все эти возможности, то такая задача была бы поистине титанической. Это одна из самых главных причин, по которой многие оркестровые записи выполняются не в студиях, а в других самых разных помещениях, из числа ранее упомянутых мною.

«Живые» концерты волей-неволей должны записываться в залах, посещаемых публикой, хотя причины записывать музыку «живьем» не всегда кроются исключительно в акустике зала. Дело в том, что в условиях студии бывает чрезвычайно трудно «выжать» из оркестра все, на что он способен. Адреналин «живого» концерта в большинстве случаев сообщает записи тот драйв, которого редко можно добиться при записи в студии. Вместе с тем, музыканты до сих пор жалуются, что немногие студии могут побудить их к вдохновенному исполнению с точки зрения «ощущения пространства». Очень уж часто «технологическая» среда многих студий не способна вызвать у музыкантов те творческие эмоции, которые они испытывают в зале. Удобство и привычность обстановки могут оказывать на музыкантов заметное влияние, равно как и возможность адекватно воспринимать свое собственное звучание. В большинстве концертных залов, конференц-залов и тому подобных помещений, использующихся для записи, площадка, на которой находятся исполнители, обычно окружена, по меньше мере, с трех сторон отражающими поверхностями. Боковые же отражения чрезвычайно важны для формирования ощущения пространства и ассоциативного ощущения «значительности происходящего». Так вот, если акустические условия студии позволяют пробудить это чувство значительности, характерное для концертной сцены, то уже это одно может стать хорошим заделом в плане обеспечения комфортности для музыкантов.

Одним из основных препятствий для воссоздания в студии реалистичной пространственной акустики зала обычно является недостаточное количество открытого пространства перед оркестром. Во время концертов музыканты смотрят со сцены в зал, откуда идет немного отражений, но много реверберации. Таким образом, музыканты получают основной объем отражений от поверхностей, окружающих сцену (подмостки), а последующую реверберацию - из зала, находящегося перед ними. Человеческий же слух обладает высокой направленностью в горизонтальной плоскости, а поэтому отражения, необходимые для усиления звучания и локализации инструментов, воспринимаются отдельно от столь же необходимой реверберации. Последняя не поглощает отражения из-за пространственной разделенное™ тех и других.

В студии целесообразных размеров мы, пытаясь воспроизвести такую ситуацию, сталкиваемся с большой проблемой. Если оркестр обращен к звукоотражающей стене, то реверберация оказывается как бы зажатой в пространстве, в котором находятся исполнители, а от передней стены к ним еще и поступают лишние отражения. Если мы сделаем эту стену звукопоглощающей, то возникает опасность, что мы вообще «убьем» реверберацию. Любой из результатов для оркестра является неестественным. Мне кажется, единственный способ справиться с этой проблемой - сделать эту стену относительно звукоотражающей со встроенными громкоговорителями, связанными с программируемым электронным ревербератором. Таким вот образом можно создать студию разумных размеров, например размерами со сцену концертного зала, но уже с эффектом реверберирующего зала перед музыкантами. Так, стало быть, можно сохранить и характеристики направленности звука и вместе с тем не выйти за пределы разумного в отношении размеров студийного помещения.

Есть еще один тонкий момент, суть которого, вне всякого сомнения, лежит в направленной чувствительности нашего слуха. При использовании обычных микрофонов (микрофоны ЗоипсМеЫ могут считаться исключением из этого правила) их позиция, в которой обеспечивается наиболее правдоподобный (по отношению к акустике зала) баланс между прямыми сигналами, отраженными сигналами и реверберацией, как правило, находится значительно ближе к оркестру, чем было бы место соответствующего слушателя. Однако следует сказать, что вообще-то микрофоны в зале устанавливаются над слушателями, а поэтому на таких микрофонах меньше сказывается местное звукопоглощение. Впрочем, это не снимает проблемы полностью.

Основной отличительной чертой оркестровых студий является то, что они в большинстве своем имеют в общем-то прямоугольную в акустическом смысле форму. Их стены обычно облицованы значительным количеством диффузного материала, призванного разрушать нежелательные поперечные моды, однако их параллельность дает большие возможности в плане воспроизведения обстановки сцены зала. Вместе с тем, потолки в них, как и в залах, почти никогда не параллельны полу. Правда, в некоторых многофункциональных комнатах можно повстречать параллельные потолок и пол, но тогда, по всей вероятности, и тот и другой обладают относительным звукопоглощением. Во многих концертных залах над сценой установлены акустические отражатели, направленные обычно под углом, чтобы проецировать большую часть звука на публику, хотя звук зачастую идет еще и на декорации, и на механизм подъема занавеса, которые, в общем, тоже могут его поглощать.

И все же, акустику студий нельзя ни в коей мере рассматривать вне полемики по поводу использования ближнего или дальнего поля. Лично я имею десятки компакт-дисков с классической музыкой. И должен признаться, что, когда я их слушаю, мне нравится динамизм записей, сделанных с использованием микрофонов ближнего поля. Однако я в не меньшей степени наслаждаюсь и объемной грандиозностью записей, произведенных с помощью стереофонической пары микрофонов дальнего поля или микрофонов ЗоипсКеЫ. Проблема, конечно, состоит в том, что слушатель «живого» концерта не может быть одновременно и вблизи и поодаль от оркестра. При записи с микрофонов это вполне возможно, но для моих ушей результат получается несколько сумбурным в плане восприятия, если ни один из микрофонов (дальний или ближний) не является главным, а второй лишь вспомогательным по отношению к нему, установленный только для того, чтобы привнести какие-то частности или обогатить звучание. Проблема же выбора того или иного варианта, как правило, сопряжена с массой фундаментальных проблем психоакустического восприятия, многие из которых являются взаимоисключающими. Грубо говоря, методы записи с ближнего и даль-

него микрофонов - вещи совершенно разные, и какой из них применять - дело вкуса. Эти методы не соревнуются между собой за право первенства. Они - лишь варианты, из которых продюсеры выбирают тот, который считается наиболее уместным для каждого конкретного случая.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика