7.4.1. Микропроблема, или как из мухи можно нечаянно сделать слона

 

Хотя и кажется, что в малых вокальных комнатах труднее всего подавляются нижние средние частоты, однако в описываемой нами комнате остатки модальной энергии, которые можно обнаружить, выкрикнув резко и громко «а», как в слове «бах!», практически никаких проблем не создают. Вместе с тем, наученный горьким опытом, скажу, что такие комнаты лучше оценивать с позиций того, что они дают через микрофоны, чем с позиций того, что слышишь в них собственными ушами. Когда я закончил строительство одной из моих первых комнат этого типа (которая, правда, была чуть-чуть больше, чем описываемая здесь, и имела дополнительное окно), на частоте примерно 400 Гц я обнаружил резонанс, который оставался непродолжительное время после возбуждения комнаты импульсным сигналом. В свободное время я день за днем искал возможность справиться с этой проблемой, но она никак не исчезала. Наконец студия была введена в эксплуатацию, а мы уже строили другую для нашего клиента, а я все никак не мог понять, почему со стороны инженеров звукозаписи не поступает никаких жалоб относительно этого резонанса в вокальной комнате. Кстати, единственными высказываниями по поводу вокальных партий, записанных в этой комнате, были слова о том, что звучат они потрясающе чисто. Поэтому, не привлекая внимания к проблеме, я попросил, чтобы мне дали послушать несколько вокальных записей, сделанных в этой комнате. Сколько я их ни слушал, я так и не обнаружил проблемного резонанса, даже прослушивая вокальные треки в сольном варианте. В комнате была раздвижная стеклянная дверь, которая вела в контрольную комнату, и окно в примыкающей стене, через которое просматривалась основная студийная комната. Хотя эта стена была расположена под углом 90° к стене, в которой находилась дверь, окно в ней было установлено под наклоном примерно 8° относительно вертикали. Было еще одно маленькое окошко, которое выходило на небольшой вокальный павильон (кабину) в соседнем студийном помещении, но это окошко не было прямо обращено ни на одно из других окон. Пол же был выложен обычной керамической плиткой. Так вот, какая-то вещь или вещи в этой комнате как бы сговорились и создавали тот самый резонанс, причину которого мы так и не нашли, поскольку перед нами стояла более актуальная задача: вовремя закончить строительство другой студии. Мы предполагали, что записи были чистыми потому, что микрофоны, будучи направленными в свою обычную сторону, не были обращены к источнику проблемы, в чем, несомненно, были отчасти правы.

В конце концов (больше из чистого интереса, чем по необходимости) мы все-таки принесли в комнату оборудование, чтобы отловить «коварный» резонанс. И как же мы были удивлены, узнав, что уровень громкости этого резонанса был на 70 дБ меньше громкости прямого сигнала. Кроме одиночных «одноразовых» отражений от окон, стеклянной двери и пола, которые создавали ощущение «живости», в акустике комнаты не оставалось почти ничего, что бы могло привлечь наше внимание, за исключением нашей «проблемы», которая, возможно, возникала от резонанса в полости между стеклами двери, и вскоре мы о ней просто забыли. Осталось лишь удивление от того, как сильно наше воображение подчас готово из какого-нибудь пустяка сделать большую проблему, если сам себе внушишь, что она существует! Как только я понял, что эта проблема на практике таковой не является, я редко стал ее замечать, разве что в тех случаях, когда я специально вслушивался в нее. А история эта рассказана для того, чтобы показать, насколько эффективной может быть отделка комнаты в плане решения проблем с затуханием звука в маленькой комнате и вместе с тем обеспечения достаточного количества одиночных отражений, придающих акустике комнаты относительную «живость» и делающих ее приятной для работы. Этот эффект мы часто замечаем более явственно, когда сделаны лишь первые шаги в акустической отделке здания. Просто удивительно, как много неприятных звуков проявляется в процессе отделки, пока их шаг за шагом не устранишь окончательно. Все эти звуки изначально «живут» в акустике комнаты, но многие из них становятся явными лишь тогда, когда в звучании комнаты устраняются какие-то другие негативные моменты. Это чем-то напоминает то, как чистишь лук, когда, сняв одну кожицу, обнаруживаешь под ней другую, меньшую. Так, в комнатах с очень малым временем затухания можно ходить по сужающемуся кругу, пытаясь всякий раз устранить еще одну и еще одну погрешность, каждая из которых кажется последней. И здесь уже требуется изрядный опыт, который как раз и подскажет, где следует остановиться. А что касается качества работы, то самым высшим судьей здесь выступает качество звука законченной записи.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика