8.4. Принцип Геддеса

 

Что касается студийного помещения №2, входящего в студийный комплекс, о котором мы вели речь до того, как увлеклись разговором о дверных и оконных системах, главная задача состояла в том, чтобы как-то оживить комнату, не создавая «коробчатого» призвука в записываемом звуке. На рис. 44 показан план комнаты, где пунктирная линия - это место смычки наклонной стены с потолком. На рис. 46 дан вид комнаты сбоку. Глядя на рис. 44 и 46, можно заметить, что стена напротив студийной комнаты №1 является конструкцией с двухшаговым наклоном. Я впервые познакомился с этой концепцией, когда услышал о работах доктора Эрла Геддеса (Еаг1 СесИез) [2], предложившего устроить стену с двухшаговым наклоном в комнате, которая, если бы не эта наклонная стена, была бы прямоугольной. Эта стена должна была обеспечивать более равномерное распределение модальной энергии в оболочках контрольной комнаты. Насчет данного конкретного применения у меня есть свое особое мнение [3], однако этот метод показался мне достаточно удачным решением некоторых из наиболее болезненных проблем малых студийных помещений.

Суть данного метода состоит в том, что двойной наклон позволяет расположить поверхность стены под крутым углом, и вместе с тем это не приводит к неоправданным потерям полезной площади, хотя все это относительно и зависит от размеров комнаты. Благодаря крутизне угла энергия мод быстро «загоняется» в форму косых мод, которые начинают блуждать по комнате, сталкиваясь со всеми шестью ее поверхностями. А мы помним, что при каждом контакте со стеной звуковая волна теряет какую-то часть своей энергии из-за звукопоглощения, причем от последнего, как правило, больше страдают те волны, которые ударяются в поверхность под непрямым углом, чем те, которые ударяются в нее перпендикулярно. Так вот, если сделать все поверхности звукопоглощающими (за исключением стеклянных поверхностей окна и двери, деревянного пола и самой наклонной стены), то модальную энергию можно будет подавить очень быстро.

На рис. 47 показана комната, которая обычно используется в «связке» с контрольной комнатой №2. Допустим, в ней сейчас ведется работа по дублированию зарубежной передачи на родном языке. Человек, который говорит или поет, обращен к стене с двухшаговым наклоном. Стена обшита деревянными панелями, придающими «живость» акустике комнаты, в ней утоплен видеомонитор для синхронизации произносимого текста с видеорядом. Вся стена твердая, но только самая малость отраженной энергии доходит до вокального микрофона, поскольку окно позади вокалиста тоже установлено под углом и направлено вверх - к звукопоглощающему потолку. Боле того, когда комната используется для такого рода работы, желательно еще и задрапировать окно шторами. Это, с одной стороны, как бы отделяет одно студийное помещение от другого, создавая иллюзию того, что артист находится наедине с самим собой, а с другой стороны, шторы, если они тяжелые и имеют глубокие складки, способствуют подавлению отражений. Стена с двухшаговым наклоном выполнена в виде относительно облегченной конструкции, а весь «карман» позади нее заполняется минеральной ватой и обрезками войлока и гидроизола, которые, упираясь в тыльную сторону стены, обеспечивают достаточно заметное гашение ее колебаний (демпфирование). Да и сам «карман» не может «играть» из-за того, что туго набит уплотняющим материалом.

Если посмотреть на эту комнату с точки зрения ее «работы» в отдельных частотных диапазонах, мы увидим, что вся ее конструкция в целом очень хорошо справляется с самым широким спектром частот. Благодаря ее геометрии, средние и высшие частоты, отражаясь, не могут отыскать простого и безболезненного для себя пути к микрофону. Верхний и средний диапазоны низших частот, для которых угол наклона может быть недостаточным, и которые лишь незначительно отражаются от наклонной стены, поглощаются либо благодаря своему глубокому проникновению в звукопоглощающий материал-наполнитель, либо благодаря контакту с самой сильно демпфированной стеной. Самые низкие частоты подпадают под зону давления комнаты и поэтому очень быстро исчезают. Надо сказать, что частота зоны давления для данной комнаты составляет примерно 65 Гц. В этой комнате и в соседней контрольной обеспечивается хороший визуальный контакт между инженером и вокалистом. Каждый из них обращен к своему монитору, но чтобы хорошо видеть друг друга, им нужно лишь слегка повернуть голову.

Когда же эта комната используется в совокупности со студийной комнатой №1, то музыкант, предположим барабанщик, развернут в сторону, противоположную наклонной стене. Благодаря этому он видит прямо перед собой комнату №1 и сквозь нее - контрольную комнату №1. Кроме того, есть хороший визуальный контакт и с контрольной комнатой №2, если она служит в качестве дополнительного студийного помещения, где находится еще один музыкант (рис. 48). Из рисунка видно, что микрофоны, которыми обставлена ударная установка, направлены в основном назад и вниз. Таким образом, они направлены не только на барабаны, но и на отражающую поверхность пола и наклонной стены, а поэтому снимают значительную долю ранних отражений звуковой энергии, которая делает звук барабанов более «мясистым». Ударная установка при этом звучит не так, как в комнате с «живой» акустикой, и не так, как в большом студийном помещении. Однако практически во всех случаях это ее звучание наверняка будет более подходящим, чем если бы ее записывали в более традиционной малой комнате или в комнате с «мертвой» акустикой. Здесь и звук барабанов будет более мощным, и барабанщик будет лучше чувствовать барабаны, чем в малой «мертвой» комнате. При этом неестественная окраска звука акустикой комнаты будет самой минимальной. Комната не дает и столь характерного для малых помещений «коробчатого» эффекта, который так часто портит записи. Кстати, после года эксплуатации такой комнаты отзывы о ней со стороны инженеров, работающих в данной студии, были положительными.

Рис. 48. Студийная комната №2, задействованная совместно с комнатой № 1

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика